Все копейки от 1547 до 2017 года

Марка 1 Копейка 1918 год. Общество потребителей рабочих и служащих товарищества Братьев Зотовых. Кострома.

Марка 1 Копейка 1918 год. Общество потребителей рабочих и служащих товарищества Братьев Зотовых. Кострома
Общество потребителей рабочих и служащих товарищества Братьев Зотовых. Кострома.

Общество потребителей рабочих и служащих товарищества Братьев Зотовых учреждено 28 сентября 1895 года — по инициативе служащих фабрики с целью: «... доставлять своим членам по возможно дешевой цене различные предметы потребления и домашнего обихода и предоставлять своим членам возможность из прибылей от операций общества делать сбережения».

Крупнейшую в мире льнопрядильную фабрику на северо-западной окраине Костромы, у берега реки Запрудни московский купец Зотов основал в 1859 году, взяв в мастера выпускников московского ремесленного училища, поселившихся при фабрике. Так было положено начало Спасо-Запрудненской слободке, фабричной вотчины Зотовых.

Фабриканты Зотовы являлись членами многих общественных организаций. Они были гласными городской думы, входили в попечительства приютов, женской гимназии, исполняли обязанности мировых судей и активно принимали участие в деятельности земских организаций. Эта семья много сделала для костромичей низших сословий. На их деньги еще при их жизни и впоследствии, по завещанию, были устроены многие филантропические учреждения. Одних училищ в городе было построено несколько. В них учились дети мещан, крестьян, мелких чиновников, церковных служителей, рабочих, фабричных мастеров и солдат.

Предприятие интенсивно развивалось. С 1866 по 1880 год количество веретен возросло до 13788, а к 1890 году превысило 52,2 тысячи. По числу веретен оно уже превосходит льнопрядильные фабрики Швеции, Голландии и Дании вместе взятые.

Начав с 32500 пудов пряжи в год при непрерывной работе в 24 часа, прядильня к началу века производила до 300 тыс. пудов пряжи при 10,5 часовой работе.

Развивалось и ткацкое отделение. Сначала здесь было 22 механических станка, а к концу века уже 8687, которые вырабатывали 6,8 млн. метров льняных тканей в год.

Общая стоимость выпускаемой продукции составляла почти 4 млн. рублей. Мануфактура имела главный склад в Москве (и магазин на Ильинке) и отделения: в С.-Петербурге, Харькове, на Нижегородской ярмарке, в Варшаве и Ростове-на-Дону. Изделия сбывались в Москву, Ярославскую, Костромскую, Владимирскую губернии. Пользовались спросом они и за границей. Об этом свидетельствуют «Гран-при» на Всемирных выставках в Париже (1900 год) и в Турине (1911 год).

Ассортимент товаров говорит сам за себя. Фабрика выпускала от 4 до 160 английских номеров! Ткани для носильного белья, фасонные ткани, холст для халатов и фартуков, другие полотняные товары, а также холст для армии, и парусину и брезенты. Одной из первых в России фабрика «Новой Костромской льняной мануфактуры» начала производить холст для картин.

Сначала дело было организовано в форме паевого товарищества. Позже в 1904 году паевое товарищество было преобразовано в акционерное общество.

Основной капитал товарищества (составлявший в 1891 году 1 млн. 200 тыс. рублей) был разделен на паи — по 5 тыс. каждый. К каждому паю прилагался лист купонов на получение дивиденда в течение 10 лет. По истечении их владельцам паев выдавались купоны на следующие 10 лет.

Самыми влиятельными пайщиками товарищества являлись братья Третьяковы, причем Сергей Михайлович был состоятельнее брата. В одном из писем к И.Н.Крамскому Павел Михайлович заметил: «Кстати, о моих средствах. Не говоря о фон Мекках и Дервизах, в Москве многие богаче моего брата, а мои средства в 6 раз меньше, чем у брата, но я никому не завидую». Это вынуждало П.М.Третьякова быть предельно экономным, и даже сократить свои личные расходы и средства, предназначавшиеся на содержание дочерей. А вот строчки из письма к жене (1892 год): «Я трачу на картины, тут цель серьезная, может, она исполняется недостаточно умело, это другое дело, да к тому же деньги идут к трудящимся художникам, которых жизнь не особенно балует... Но когда тратится ненужным образом хотя бы рубль — это мне досадно и раздражает меня». (А.П.Боткина, указ. соч., с.236). К расточительству он относил, например, покупку загородного имения.

Как же была организована работа на фабрике «Новой Костромской льняной мануфактуры»?

Управление делами товарищества принадлежало Правлению, находившемуся в Костроме. Правление состояло из четырех директоров, избиравшихся общим собранием владельцев паев из среды пайщиков на 3 года. Директорами могли быть только лица, имевшие не менее пяти паев. Правление собиралось не реже 1 раза в месяц и осуществляло полный контроль над производством, распоряжалось всеми делами и капиталами общества.

В примечании к п.1 Устава Товарищества подчеркивалось, что пан товарищества принадлежат исключительно русским подданым. Решение это было в общем русле славянофильства русского купечества и связано со стремлением утвердить русский капитал в ведущих отраслях экономики.

Товарищество, по Уставу, имело право «приобретать в собственность, а равно устраивать вновь или арендовать соответствующие цели товарищества промышленные заведения, а также земельные угодья, количество которых не должно было превышать 200 десятин.

Итак, к концу 80-х годов по берегу Костромы выстроился ряд фабрик-льнопрядилен. Сейчас в это трудно поверить, но фабричная застройка формировала когда-то силуэт города со стороны реки Костромы. Большое внимание уделялось планировке фабричного двора, разнообразию архитектурных форм, декору.

Фабрика «Новой Костромской льняной мануфактуры» помещалась в двух каменных корпусах, крытых железом и освещаемых газом. Льнопрядильный корпус занимал три полных этажа. Ткацкий корпус представлял собой двухэтажное здание с одноэтажным крылом и пристройкой.

Необходимая для льняного производства вода бралась из реки, для ткацкой и белилки из пруда. Льнопрядильня приводилась в движение двумя паровыми машинами среднего давления в 80 и 100 лошадиных сил (с 8 паровыми котлами), в ткацкой была 1 паровая машина в 25 лошадиных сил с 2 котлами.

Рядом с фабричными помещениями со временем вырос целый фабричный городок: благоустроенные общежития для рабочих («Дом труда» или «сборные»), кстати, выполняющие свою роль и поныне; общежитие для служащих, баня, больница, аптека, родильный приют, ясли, училище для детей рабочих и служащих. Все эти услуги были бесплатными.

Благодаря поддержке товарищества при фабрике с 1898 года действовало общество потребителей, где каждый рабочий и служащий мог приобрести все необходимое. Специально выстроенный магазин имел 3 этажа: два нижних торговали продовольствием (нижний — мясом, средний — бакалеей), верхний — промышленными товарами.

Правление заботилось о нуждах рабочих прежде всего из-за жесткой конкуренции. Купцы переманивали рабочих, создавая лучшие условия труда и быта. Например, потребительское общество при «Новой Костромской льняной мануфактуре» было создано в тот момент, когда фабрика оказалась перед лицом угрозы утечки рабочей силы: некоторые соседи-фабриканты уже открыли у себя такие общества.

Управляющий фабрикой Н.К. Кашин пишет в 1896 году П.М. Третьякову: «Я всегда был против своего лабаза, а также потребительского общества, которое во всяком случае дало бы мне лишнюю работу и отняло бы у меня время. Но теперь придется обязательно сделать это, причем провести это дело как можно энергичнее. Придется употребить все от нас зависящее, чтобы удержать свой народ от перехода к Сидорову и Курочкину.»

За 10 лет прибыль потребительского общества возросла с 179318 руб. в 1898 году до 535934 в 1907 году.

Позже к этому прибавилась торговля галантерейными изделиями, обувью, посудой, тканями. Было открыто отделение за Волгой. Открыта чайная лавка при обществе. Кроме того, существовало что-то вроде клуба. Таким образом, удовлетворялись не только материальные, но и духовные запросы рабочих и служащих.

Все это привлекало на фабрику рабочих. Производство расширялось. Если при открытии в 1866 году на фабрике было занято 748 человек, то в 1882 году — 1800 чел. (из них: мужчин — 600, женщин — 600, подростков того и другого пола 12-18 лет — по 300 чел.). А в 1912 году на фабрике работало уже более 6 тыс. человек.

Плата рабочим, месячная и сдельная, составляла: мужчинам — 8-22 руб, женщинам — 7-18 руб, подросткам — 4-12 руб.

Работа посменная: 2 смены по 9 часов. Первая смена начинала работу в 4 утра и заканчивала в 1 час дня, вторая работала с 1 часа дня до 10 часов вечера. Рабочих дней в году было 280: кроме воскресений, общих и местных праздников, работы прерывались от половины Страстной недели до среды или четверга Фоминой (на Пасху), на три дня Рождества и на два дня Сырной недели.

Часть рабочих — жители Костромы и ближайших селений, часть — крестьяне соседних уездов и Вологодской губернии. Постоянные рабочие жили, конечно, в лучших условиях: обустраивались, заводили даже подобие своих «доходных домов», квартиры в которых сдавались всем желающим. Таким образом решался отчасти квартирный вопрос для временных рабочих.

Но в целом эта последняя категория работающих на фабрике (не только этой, но и всех остальных) жила в значительно худших условиях. Они снимали квартиры в ближайших частях города. Спали на нарах. Холостые за квартиру (с приварком) платили обыкновенно 1 руб., семья — 3-5 рублей в месяц. Помещения в большинстве случаев были тесные и душные. Нередко в комнате, имеющей 8 аршин в длину и ширину, жило по 3-4 семьи. Они занимали углы и отделялись друг от друга холщовыми занавесками или развешенным платьем.

Вернуться в каталог